Украина становится коронавирусной проблемой Европы



Украина становится коронавирусной проблемой Европы

Рекордное количество заболевших коронавирусом зафиксировано 11 сентября на Украине – более трех тысяч человек. Как признают сами украинские медики, система здравоохранения страны в кризисе: не хватает ни больничных коек, ни даже возможностей провести тесты. Почему так получилось, что Украина гораздо хуже соседей справляется с эпидемией? 

Осень красит Украину в желтый, красный, оранжевый. Нет, не только в привычном (сезонном) смысле – страну накрывает вторая волна COVID-19. Еще в начале августа в «красную» зону попали только два города на западе Украины, а практически вся остальная территория относилась к «зеленой» зоне адаптивного карантина. К 10 сентября «покраснели» уже полтора десятка городов (в т. ч. несколько областных центров на западе) и больше 20 районов. «Оранжевые» – Киев, Львов, Харьков и более 60 районов. 

Карта карантина обновляется ежедневно. А это означает, что уже завтра «оранжевые» могут стать «красными». Всего зон четыре, и чем она горячее, тем более строгие ограничения на общественную жизнь и бизнес накладывает правительство. К примеру, попадание в «оранжевую» зону означает запрет на деятельность туристической сферы, работу развлекательных заведений и спортзалов. А в «красную» – еще и закрытие ТРЦ, ресторанов, транспорта, школ и детсадов. По крайней мере, так подразумевается.

Ежедневно в минздраве Украины отчитываются о 2500–2700 новых случаев. Но на деле заболевших может быть больше: в Одесской области 9 сентября закончились тесты на коронавирус. «Деньги на тест-системы и реагенты есть, однако поставщики не могут в достаточном объеме предоставить все необходимое», – комментирует глава лабораторного центра в Одесской области Сергей Дементьев. А это означает, что с такой же ситуацией может столкнуться и любая другая область Украины. 



В свою очередь Киевский городской лабораторный центр с 7 сентября отказался делать тесты частным лицам без направлений – большая загрузка. 

Но даже работая без передышки, украинские медики работают недостаточно и сами это признают. «Коэффициент выявления 11% (иногда 20%) говорит о том, что мы недотестируем контактных, а значит – не отслеживаем, и таким образом содействуем распространению эпидемии. Вот в этом проблема», – рассказал изданию «Зеркало недели» врач-инфекционист Владимир Курпита. Он же говорит, что мощности позволяют нарастить количество тестируемых до 40–50 тыс. в сутки, но сделать это можно только за счет частных лабораторий – у государства на это денег нет. 

Слова Курпиты о недостатке тестов легко проверить, сопоставляя данные о заболевших на Украине и в Белоруссии. На Украине к настоящему времени выявили 145,6 тыс. заболевших, в Белоруссии – 73,2 тыс. И это при том, что население Украины примерно в четыре раза больше, а власти Белоруссии не вводили таких строгих мер изоляции, какие действовали на Украине с середины марта по начало июня. 

Карантинные секреты 

Однако на деле есть большие сомнения в том, что Украина выйдет на такое количество тестов, даже привлекая частников и ликвидировав дефицит тест-систем. В начале сентября в Минздраве состоялось закрытое совещание по проблеме коронавируса. Но поскольку это Украина, то уже через пару дней СМИ не просто обсуждали подробности этого заседания, но и даже имели видеозапись. 

Итак, оказалось: 

1. Половина всех тестов делается на платной основе (частниками или государственными лабораториями). Причем тем, кому тесты нужнее всего и кому они положены бесплатно (подозрение на COVID-19 или диагностированная пневмония), приходится ждать своей очереди до двух недель. «7–14 дней, когда человек с клиническими симптомами не получает результатов исследований, – это огромный косяк, и косяк с нашей стороны», – прямо признал главный санврач Украины Виктор Ляшко.

2. Ждут «бесплатники» не только потому, что тестов не хватает, но и потому, что лаборатории банально зарабатывают. И неохотно тестируют тех, кто ничего не платит. 

3. Автоматизированных станций почти нигде нет, лаборатории работают вручную. К примеру, в Днепропетровской области (3,2 млн человек) только два вирусолога. И обрабатывают они 300 тестов в сутки. 

4. Руководство областей крайне неспешно закупает тест-системы, реактивы. И намекает лабораториям работать так же неспешно: «У меня появились сигналы, что главы ОГА дали вам задачу не показывать все случаи диагностированных», – распекал подчиненных Ляшко. Разгадка тут проста: больше тестов – больше выявленных. Больше выявленных – быстрее заполнятся койки. А это означает автоматический переход в более «горячие» карантинные зоны. 

Койки есть, но класть некуда 

Сложно не только с тестами и манипуляцией со статистикой. В начале сентября украинские СМИ опубликовали запись разговора киевского семейного врача с диспетчером Киевской областной станции скорой помощи. Вкратце ситуация такова: пациента нужно класть в больницу, поскольку КТ показала 80% поражение легких. Диспетчер отвечает, что в области осталось только четыре места, зарезервированных для больных с COVID-19, и без положительного теста на эти койки никто не попадет – инструкция. Но направить больного на тестирование врач не может – диспетчер говорит, что тестов нет. Замкнутый круг. 

То есть в теории эти несколько коек могут оставаться пустыми постоянно, чтобы избежать перевода столичного региона в «красную» зону. «Ежедневно мы слышим о десятках заболевших, которых отправляют лечиться домой, медики не в состоянии им помочь», – свидетельствует раввин Мариуполя Мендель Коэн. Он и сам заболел, но лечиться на Украине не рискнул, выехал в Израиль. И уже оттуда сообщает, что в больницах Одессы уже нет палат для больных с коронавирусом (как нет и необходимой для их лечения аппаратуры). При этом официально Одесса пока относится к «желтой» зоне. 

По сути это означает, что вся ежедневно обновляемая статистика украинского минздрава банально врет, а реальные цифры либо неизвестны, либо не оглашаются. Косвенно в минздраве это уже подтвердили: «В случае ухудшения эпидемической ситуации не исключено, что правительство будет вынуждено ввести режим «красной зоны» для всей страны, чтобы сдержать рост заболеваемости», – заявил на условиях анонимности источник в министерстве. 

А что у соседей? 

В сопоставимой с Украиной по количеству населения Польше – 72,45 тыс. заболевших (на 10 сентября). Днем ранее – на 506 человек меньше. Собственно, поэтому они границу с Украиной пока и не закрывают наглухо. В России с начала эпидемии зафиксировано уже более 1,046 млн случаев (из них сейчас болеют 165,7 тыс.). Прирост за сутки – 5,36 тыс. Но только в России и население раза в четыре больше, не говоря уж о количестве тестов – сейчас их делают 320–330 тыс. в сутки. 

В Белоруссии с 9 на 10 сентября прирост заболевших – 189 человек. В пересчете на количество населения – немногим более, чем в Польше. При этом по количеству тестов (12,67 тыс. в сутки) и с поправкой на количество населения (в 3,8–4 раза меньше, чем на Украине) Белоруссия опережает Украину примерно вдвое. 

Но главное даже не в количестве тестов. 17% заболевших россиян болеют на момент написания этого текста. На Украине их, внимание, 53%. Проще говоря, на Украине сейчас один активно больной на 495 человек. В России – примерно один на 880. 

Возникает вопрос: почему массово тестируют в России и Белоруссии, а прирост больных стахановскими темпами – на Украине? 

Причины все те же. В воздухе висит не только статистика, но и все меры минздрава и правительства Украины в целом. Пока одни чиновники всеми силами скрывали динамику заражений, другие подавали в суд на кабмин за карантинные ограничения (Ивано-Франковск, Черновцы, Тернополь, Калуш, Коломыя). Людей, конечно, можно понять: еще пары месяцев «домашнего ареста» экономика Украины попросту не вытянет. Но вместе с тем удачно, что Украина сама закрыла границу с Белоруссией (а с Россией и не открывала). Украина превращается в коронавирусный очаг посреди Европы и, похоже, не особо по этому поводу переживает. 

Сделать-то все равно ничего нельзя. 

+ 0 -
Новости партнеров:




  • Рейтинг@Mail.ru
  • Яндекс.Метрика