Как из светского Ирана сделали страну яростных исламистов

Как из светского Ирана сделали страну яростных исламистов 
Благие начинания революционеров в Иране в конце 70-х годов прошлого века заставили свернуть с прозападных рельсов, но не улучшили жизнь в стране, превратив ее в закрытое государство для истинных мусульман. 

Все дело в нефти 

В августе 1953 года к рулю власти в Иране пришел шах Мохаммед Пехлеви. Большая любовь ко всему западному позволила ему открыть страну для американских инвесторов и начать путь к новой и светлой жизни. Вот только чуда не произошло. Западные партнеры активно качали нефтяные ресурсы, но жизнь основной массы населения страны не изменилась. 

Да, в Иран стали привозить западные товары, но при этом центральные улицы оставались без асфальта, а большинство иранцев не знали, на какие средства им купить еду и одежду. В результате, вместо экономического подъема страна утонула в нищете, взяточничестве и аморальности – американская свобода достигла берегов Ирана, принеся в государство весь негатив демократии. 

Оппозиционный спаситель Ирана 

Недовольство простых иранцев росло изо дня в день. Но нужен был лидер, который повел бы страну к переменам. И им стал священник Рухолла Хомейни, сумевший возглавить главные оппозиционные силы, противостоящие шаху. Проведя многие годы в эмиграции, Хомейни понимал, что пришло время вернуть стабильность и достойную жизнь своему народу. Рухолла яростно критиковал прозападную политику Пехлеви, призывая вернуться к своему пути, который должен отличаться от позиций США, Англии и Советского Союза. 

Отправной точкой для решительных действий стала загадочная смерть сына Хомейни. Мустафа умер от сердечного приступа, но каждый иранец знал, что его убили за оппозиционные наклонности отца. И народ начал возмущаться политикой шаха более открыто. Начались первые манифестации, а нефтяная промышленность и вовсе встала из-за многочисленных забастовок. 

Конец шаха, да здравствует республика 

Глава Ирана Мохаммед Пехлеви прекрасно понимал, что подобные народные волнения могут уничтожить экономику страны. И, в первую очередь, прекратить поток финансирования от западных капиталистов. Поэтому стачки и демонстрации жестко подавлялись. Но порождали еще больше народного гнева. Кровь не сумела остановить революцию, во главе которой встал Хомейни. 

В конце 1978 года Иран погряз в забастовках и стычках оппозиционных сил с представителями официальной власти. И самое опасное, что могло быть для шаха, начались экономические трудности, что было неизбежно для страны, в которой практически все работающее население вышло на улицы страны. 

Попытка получить помощь от западных партнеров благополучно провалилась. США долго совещались по поводу руки помощи шаху Ирана. Но высаживать десант для погашения революционного движения американский президент Джимми Картер не решился. Да и смысла уже в этом особого не было. Поэтому шах с семьей был вынужден бежать из Ирана, оставив страну на растерзание оппозиции, которая верила, что это начало нового пути. Вернувшийся из эмиграции Хомейни провозгласил о том, что с этого времени начинается новая история Ирана. В результате, 1 апреля 1979 года обычная страна Иран получила новый статус став Исламской Республикой. И это был шаг в сторону полной авторитарности и яростного исламизма. 

Глобальная чистка республики 

Придя к власти Рухолла Хомейни начал ломать все, что было возведено в период правления Пехлеви, начиная от сооружений и заканчивая политической системой. Все это, по мнению священника, должно было вернуть страну на рельсы социального развития и уравнять всех в правах и обязанностях. При этом лидер оппозиции не забывал и о душах людей, обозначив Иран теократической страной, в которой религиозное право превыше всего. 

Но развитие Ирана не могло быть полноценным, пока в нем жили люди, служившие прежнему шаху. И начались кровавые последствия революции. Репрессии проводились по всей стране. Первыми жертвами стали офицеры, присягнувшие на верность шаху. Более 250 военных казнили за короткий промежуток времени, проведя лишь формальный суд над ними. Между тем исламисты очищали страну от верных шаху монархистов и сторонников. В результате, репрессии унесли жизнь более 20 тысяч людей. 

Хотели, как лучше, а получилось… 

Экономические реформы Хомейни должны были превратить республику в одну из самых богатых и лучших стран в мире. Ведь в основе перемен лежала идея создания самообеспечивающихся хозяйств. Но и тут чуда не произошло. Слишком крепкими были связи западных финансистов с режимом Пехлеви. И они оборвались вместе с побегом шаха. 

Поэтому идея нового правителя благополучно провалилась. Ведь для ее реализации нужны были сторонние финансы, вложения и капиталы. Но их не было. Западные банкиры не оценили революционной борьбы и потеряли интерес к слишком неспокойному Ирану. В результате, упал уровень импорта и экспорта, а государственный контроль местного рынка ограничил круг деловых людей, которые стремились бы попасть на него. 

Между тем, началась активная исламизация Ирана. Еще недавно светское государство превращалось в закрытую для всех страну, которая не имела средств для существования и не хотела принимать помощь от западных партнеров. Но Хомейни это уже мало интересовало, ведь власть нужно было удержать любой ценой. 

Поэтому основной силой в республике стала многотысячная армия – Корпус Стражей Исламской революции, которая яростно уничтожала любую оппозицию в зародыше, устраивая репрессии по всей стране с религиозными призывами на устах. Но для полного контроля над народом требовалось приучить молодежь, которая прекрасно понимала, что что-то здесь не так. В результате, в Иране были закрыты все действующие университеты и вузы, а их место заняли позже настоящие исламские учебные заведения, которые в большей мере занимались религиозной пропагандой. 

Не забыл священник, возглавивший Иран, и о семейных ценностях. Женщины получили серьезные ограничения своих прав, начиная от выбора профессий до решения о разводе. Кстати, рождаемость в эти годы в Иране резко возросла. Ведь средства контрацепции считались западным дьявольским порождением, которыми было запрещено пользоваться. И единственным выходом от нежелательного пополнения семейств стала стерилизация мужчин, имеющих двух-трех детей. 

Самое главное, что при всем ухудшении ситуации, при нищете и религиозном фанатизме, поглотившем Иран, многие жители новой республики продолжали восхвалять Хомейни, считая, что он спас Родину не только от прозападной губительной политики шаха, но и от божественного гнева. Такая позиция народа активно поддерживалась и, зачастую, насаживалась местными СМИ. Никакого чуда нет, газеты, телевидение и радио были подчинены новой власти и писали, говорили и показывали лишь то, что разрешалось государственными органами. 


Таким образом, отказ от прозападной политики и путь к истинному исламскому государству лишь вычеркнул Иран из списка цивилизованных стран, превратив его в родину для фанатиков ислама и религиозно-криминальных группировок, породивших современные террористические организации, которые также сеют смерть и насилие с именем Аллаха на устах. 



Автор: Денис Пустилин

+ 0 -
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Рейтинг@Mail.ru
  • Яндекс.Метрика