Начнет ли Россия войну с США из-за гибели подлодки «Курск»?



Начнет ли Россия войну с США из-за гибели подлодки «Курск»?
Экс-командующий Северным флотом раскрыл тайну гибели атомохода

Атомная подводная лодка К-141 «Курск» затонула из-за столкновения с подлодкой НАТО, заявил адмирал Вячеслав Попов, который в момент трагедии командовал Северным флотом. Он говорил об этом и ранее, но без деталей.

По словам Попова, субмарина военного блока следила за российской подлодкой, но потеряла с ней акустический контакт и сблизилась, чтобы его восстановить. Однако, в результате маневра «Курска» произошло столкновение. Сдетонировали торпеды, был потерян первый отсек, повреждены другие.

Натовская подлодка от столкновения с «Курском» и взрыва торпед также получила повреждения и легла на грунт до восстановления управляемости. Ее название Попову известно «с вероятностью 90%». При этом он отказался озвучить его, так как для этого надо предъявить доказательства.

В день столкновения был зафиксирован сигнал SOS, который подавал автомат, а не человек. На российских лодках такого нет, пояснил Попов. Кроме того, на поверхности воды был замечен радиобуй иностранной субмарины. Противолодочная авиация РФ обнаружила ее у берегов Норвегии.

По информации СМИ, в районе учений находились американские атомные подлодки Memphis и Toledo и британская Splendid. Минобороны РФ запрашивало у США и Британии разрешение на инспекцию подлодок, но получило отказ и заверения, что субмарины находятся в рабочем состоянии.

Потеря «Курска» была одним из знаковых событий первого президентского срока Владимира Путина. Его не раз упрекали за равнодушное: «Она утонула». При этом Путин лично ездил к родственникам погибших моряков. В 2018 году он объяснил потерю подлодки деградацией Вооруженных сил после распада СССР.

Внезапные признания бывшего командующего Северным флотом на фоне усиления геополитической напряженности, нового витка противостояния России и НАТО не могут не вызывать вопросы. С какой целью Западу брошены в лицо практически прямые обвинения в гибели «Курска» и чем это может закончиться?

Капитан 1-го ранга запаса Константин Сивков отмечает, что Россия в начале нулевых обманывалась насчет истинных намерений США.

— Признания экс-командующего Северным флотом означают, что те, кто знаком с этой историей, наконец, начали говорить правду. Сейчас это стало возможно. Хотя все серьезные военные моряки об этом непублично говорили и раньше. И я тоже говорил. Все было очевидно еще в дни трагедии.

Это было именно столкновение с чужой подводной лодкой. Американская лодка пришла в норвежский порт на ремонт. Мой однокашник по военно-морской академии командовал эскадрой в районе трагедии. Он прямо говорил, что сам видел радиобуй американской подлодки.

«СП»: Можно ли говорить о преднамеренной атаке, таране американцев?

— Это была трагическая случайность. Сдетонировали торпеды. Мы потеряли великолепный корабль. С точки зрения логики времен холодной войны, подобного рода инцидент с подлодкой — рядовое событие. Столкновения надводных и подводных кораблей тогда происходили регулярно. Но в конце 1990-х, начале нулевых годов такой случай рассматривался как нечто экстраординарное.

В ту пору США считались нашими партнерами, друзьями. По идее американские подводные лодки не должны были находиться в наших водах. С учетом этого слежка их субмарины за нашей подлодкой — недружественный акт. Но на деле они продолжали практику холодной войны. Тогда было желание все замолчать.

«СП»: — Так может Америке это сейчас «предъявить»? Воевать из-за этого, наверное, никто не решится, но…

— Сейчас поднять шум на эту тему надо. Чтобы было понятно, что США никогда не были нашими союзниками и всегда действовали в логике холодной войны.

Военный эксперт Виктор Литовкин объясняет внезапные признания бывшего командующего Северным флотом желанием снять с себя ответственность.

— Не исключаю, что все могло быть именно так. Хотя есть разные гипотезы. Я не могу утверждать что-то с полной уверенностью. Но если это было столкновение с американской подводной лодкой, то где эта лодка? Не бывает, чтобы одна подлодка была повреждена, а вторая в целости и сохранности.

«СП»: — Стопроцентно доказать, что с «Курском» столкнулась именно та американская субмарина, которая заходила в ремонтный док Норвегии, действительно не удалось. Пентагон в инспекции нам предусмотрительно отказал…

— Когда о столкновении говорят публично спустя 20 лет после трагедии, то это похоже на то, что военноначальник пытается выгородить себя, обелить не очень красивую собственную роль в этой истории. Пусть Попов объяснит, почему, когда «Курск» лег на грунт, все наши корабли ушли из этого района далеко-далеко и только потом вернулись искать лодку. Там много неясных вещей.

О том, может ли Россия использовать вскрывшиеся факты в актуальных политических целях рассказал политолог-американист, эксперт Центра исследования проблем безопасности РАН Константин Блохин.

— В 2000 году Россия не очень-то стремилась использовать этот трагический случай в своих отношениях с США. Мы были слабыми, чтобы идти на конфронтацию с Вашингтоном. К тому же тогда был взят курс на взаимодействие с США. Мы объективно пытались стать их союзниками. Вспомните, спустя год после «Курска» — 11 сентября президент Путин первым позвонил Бушу со словами поддержки.

«СП»: — Сейчас Россия сильнее. Впереди переговоры по стратегической стабильности. Нельзя ли напомнить нашим американским визави об их вине в трагедии «Курска» и тем добиться какого-то преимущества?

— Вряд ли можно использовать историю с «Курском» как рычаг давления на возможных будущих переговорах. Даже не представляю, как это можно сделать. В этом нет никакого смысла. Это трагический случай из прошлого, момент современной истории России.

— В то время это же было наше решение — не говорить до конца о том, что именно произошло, — резюмирует генеральный директор Международной ассоциации общественных организаций ветеранов ВМФ и подводников Владимир Мамайкин. — Хотя факты говорили о том, что это было столкновение с чужой лодкой. Но стоит ли сейчас ворошить старое? Только-только это успокоилось. Опять же по родственникам будет удар. Что это даст?

Мнение военного обозревателя «СП»
Возможно, самое важное в этом сильно запоздалом заявлении адмирала Вячеслава Попова о самой крупной катастрофе в истории нашего подводного флота: почему оно сделано именно сегодня? Почему Попов, возглавлявший спасательную операцию Северного флота в августе 2000-го и за два десятилетия, прошедших с той поры, сделавший по этому поводу уйму заявлений, до сих пор ни разу не был столь категоричен по поводу «девяностопроцентной», по его словам, вины американцев?

Уж не потому ли, что только сегодня, на фоне быстро сползающих в политическую бездну межгосударственных отношений России и Соединенных Штатов, Кремль, похоже, более не считает себя обязанным придерживаться неких «джентльменских» соглашений с Вашингтоном по поводу обстоятельств гибели «Курска»? А в том, что такие договоренности два десятилетия назад наверняка были достигнуты, на наш взгляд, свидетельствует множество фактов.

Вероятно, главный из них: верховная власть в России в те годы была полна «постельцинских» иллюзий, будто мы и американцы оставили позади эпоху конфронтации времен холодной войны и приступили к взаимоуважительному и равноправному мирному сотрудничеству. Дополнительным свидетельством, что даже и в голове у Владимира Путина в ту пору существовали подобные заблуждения, стал, к примеру, добровольный вывод наших военных с Кубы и закрытие там в 2002 году (т. е. — всего через два года после гибели «Курска») важнейшего для обороны России Центра радиоэлектронной разведки в Лурдесе. Того самого центра в Лурдесе, который мы сегодня, после множества жесточайших разочарований в «партнерах» из США, так мечтаем вернуть. Возможно — слишком поздно.

Еще несколько вопросов относительно весьма вероятного фактического сговора Кремля с американцами относительно «Курска» назвал в свое время автор множества книг по истории флота, профессор Военно-морской академии капитан 1 ранга Виталий Доценко. Вот они:

— почему после катастрофы с «Курском» американцы отказались от работ по созданию новой системы противоракетной обороны, на которую уже были израсходованы огромные средства?

— чем был вызван спешный приезд директора ЦРУ Джорджа Тенета в Москву (официально он прилетел в нашу страну 18 августа 2000 года)?

— почему после катастрофы с «Курском» Запад почти сразу списал с России долги в сумме 10 миллиардов долларов?

Наконец, почему уже 15 декабря 2000 года, всего через полгода после катастрофы, когда остатки погибшей подлодки еще не были подняты на поверхность и не осмотрены российскими следователями, председатель правительственной комиссии по расследованию причин катастрофы Илья Клебанов заявил журналистам, что «истинные причины гибели АПК скорее всего, никогда не будут установлены»? Уже тогда Клебанов что-то знал о негласных договоренностях наших властей с американцами?

И еще. Не исключено, что и лично адмиралу Попову многие годы выступать с подобными заявлениями было как-то не с руки в силу возникшей с 2002 года (через два года после трагедии «Курска») его принадлежности к политической элите РФ. Ведь именно в том году бывший командующий Северным флотом, обладавший, конечно, всей полнотой информации о катастрофе, с чего-то вдруг был спешно избран в сенаторы. И в членах Совета Федерации пробыл до 2011 года. Выскажи он в ту пору нечто подобное — это было бы не личное мнение отставного флотоводца, а официальное заявление высокопоставленного политика. Таковое вряд ли могло бы состояться без предварительного согласования с Кремлем. А для чего Кремлю столь сенсационные и столь сокрушительно неприятные для его реноме в глазах электората откровения?

А так сегодня — это просто размышления 75-летнего хотя и очень уважаемого, но все же военного пенсионера. Которые можно принимать в расчет, а можно и не принимать. В зависимости от политической конъюнктуры. Но некий сигнал Вашингтону все равно послан.

Сергей Ищенко, капитан 1 ранга запаса
+ +3 -
Наш канал в Яндекс Дзен

Комментарии:


Новости партнеров:


  • Рейтинг@Mail.ru
  • Яндекс.Метрика