В свои ворота: поляки остались без дешевого газа



В свои ворота: поляки остались без дешевого газа
Наталья Дембинская. "Газпром" через международный арбитраж требует повысить цену для польской PGNiG. Это предусматривают условия контракта. Поляки, ранее добившиеся изменения формулы взаиморасчетов, снова недовольны: сырье подорожало и платить приходится в разы больше. Почему Варшава не желает играть по своим же правилам — в материале РИА Новости.

Потребовали денег

В январе "Газпром экспорт" и ПАО "Газпром" обратились в международный арбитраж с требованием пересмотреть стоимость поставок в 2017-2020 годах и повысить контрактную цену задним числом, сообщают в PGNiG.

В этом нет ничего необычного: в 1996-м с польским оператором заключили долгосрочный контракт на перекачку газа по трубопроводу "Ямал — Европа". Там оговаривается, что обе стороны могут претендовать на корректировку цен каждые три года.

В 2020-м правом ретроактивного пересмотра воспользовались поляки. По решению Стокгольмского арбитража "Газпром экспорт" перечислил PGNiG 1,5 миллиарда долларов за 2014-2017 годы. Именно столько, по мнению суда, Варшава переплатила.

Арбитраж признал, что цена газа в контракте завышена и не соответствовала рыночной ситуации. В итоге приняли новую формулу взаиморасчетов. Поляки добились желаемого: сейчас цена на 83% формируется в зависимости от спотового рынка, а на 17% — с учетом нефтяной корзины.

Двусторонняя игра

Но газ резко подорожал — до тысячи долларов за тысячу кубометров. При нефтяной привязке было бы 300 долларов.

Ответным иском "Газпром" показывает: в эту игру могут играть обе стороны. В Стокгольме Варшава добилась не только изменения формулы оплаты, но и сроков пересмотра долгосрочных цен: теперь это происходит раз в квартал, а не в девять месяцев. Поэтому, по сути, поляки забили гол в свои ворота.

Однако играть по правилам в Варшаве не хотят. Председатель правления PGNiG Павел Маевский считает требование "Газпрома" необоснованным.

Предугадать решение Стокгольмского арбитража сложно, но платить, скорее всего, придется.

"Сегодня Польша вынуждена ежеквартально проводить перерасчет в ущерб себе. За прошлый год спотовые цены выросли в несколько раз. Таким образом, иск PGNiG обернулся тем, что поляки платят за прямые поставки больше, чем раньше", — указывает Николай Неплюев, финансовый эксперт, член Ассоциации независимых директоров.

Дорогие капризы

"Ямальский контракт" действует до ноября 2022-го. Поляки неоднократно заявляли: продлевать не намерены.

Варшава надеется на трубопровод Baltic Pipe из Норвегии. Непонятно, правда, чем его заполнять: достаточных ресурсов не нашли. Польше надо 20-21 миллиард кубометров в год. Около пяти — собственная добыча. Еще столько же способен дать СПГ-терминал в Свиноуйсьце (пока его используют лишь на 20%).

Действующий контракт с "Газпромом" гарантирует 9,8 миллиарда по маршруту "Ямал — Европа". По замыслу "Балтийская труба" должна полностью заместить российскую. Однако она обеспечена лишь на 33% — на 3,5 миллиарда кубометров в год.

"Хотя проектная пропускная способность Baltic Pipe — десять миллиардов кубометров — соответствует тому, что в контракте с "Газпромом", заполняемость балтийской трубы вряд ли превысит 50%, — предполагает Леонид Хазанов, независимый промышленный эксперт. — В результате PGNiG придется покупать сжиженный природный газ, который дороже, либо заключать краткосрочные сделки с "Газпромом" — тоже недешевые".

Остались без транзита

До середины декабря российская компания заказывала транспортные мощности магистрали "Ямал — Европа" ежедневно. Однако с 17-го числа резко сократила использование польского участка и в некоторые дни бронировала его не на регулярных, а на дополнительных аукционах. А с 20 декабря "Газпром" этот маршрут не задействует вообще, и трубопровод переключился на реверс из Германии в Польшу.

Газета Myśl Polska описывает схему польских властей: часть российского газа, направляемого в Германию, фактически доставалась Варшаве. При этом официально топливо пересекало границу и возвращалось как немецкое, а PGNiG таким образом "снижала" долю импорта из Москвы.

"Можно было вручить себе медаль, но сырье все равно приходило из России. Когда транзит остановился, колдовать стало не с чем", — отмечает Myśl Polska. В итоге, констатирует издание, прекратила функционировать "крупнейшая и единственная российская инвестиция на польской территории". Но от столь нелюбимого газа Варшава так и не избавилась. 
+ +1 -

Комментарии:


Новости партнеров:


  • Рейтинг@Mail.ru
  • Яндекс.Метрика