Доктор от Бога Георгий Синяков

Доктор от Бога Георгий Синяков 
Только спустя 70 лет после победы в Великой Отечественной имя Георгия Синякова, человека который в годы войны рискуя своей жизнью спас тысячи людей, появилось на стенде истории городской больницы Челябинска. Это первый, и пока единственный, случай официального чествования героя. Власти города намерены также назвать его именем одну из улиц Челябинска и учредить премию Синякова для молодых хирургов. Сам Георгий Федорович не дожил до этого, и вряд ли для него было особенно важно такое формальное признание заслуг.

Он прожил всю свою жизнь, оставаясь верным долгу врача - в бою, в плену, и в мирной жизни спасал людей, не ожидая награды. Попал в плен в 1941 г., освобожден в 1945-ом. Все 4 года, находясь в фашистских концлагерях, лечил больных и раненых: и заключенных, и охранников. Сразу же распознав в нем одаренного хирурга, немцы не захотели терять столь ценный актив: ему давали дополнительный паек и разрешали практиковать в условиях концлагеря. Он делал сложнейшие операции и спасал жизни в, казалось бы, безнадежных ситуациях. Он также отдавал свой паек ослабленным пациентам, считая и это обязанностью врача по спасению человеческой жизни.

Со временем Синяков возглавил лагерное подполье и занялся организацией побегов. И в этом деле проявился его острый ум и талант ученого. Он умудрился лечить людей так, чтобы это не было заметно. С виду рана, обработанная специальным изобретением Синякова выглядела незажившей, а на самом деле заживление шло нормальными темпами. Этим трюком Синяков мог задерживать у себя в госпитале пленных с боевыми ранениями. Именно так была спасена знаменитая советская летчица Анна Егорова. Ее в бессознательном состоянии отправили в госпиталь концлагеря, чтобы привести в надлежащий вид перед показательной казнью. Но благодаря стараниям доктора выписка все время откладывалась, больной становилось на вид все хуже, в то время, как она поправлялась. Когда раны полностью затянулись, Егорова с помощью лагерного подполья смогла бежать и добраться до своих.

Еще одним способом спасения жизней стала имитация смерти. Все происходило как в тривиальном приключенческом фильме, но это была реальная жизнь, и Синяков рисковал неимоверно. Врач просто объявлял живого пленного умершим, его увозили и сбрасывали в ров, и пленный оказывался на свободе.

Поэт Илья Эринбург “воскрес” после вердикта Синякова и бежал из лагеря. Георгий Федорович не только вылечил восемнадцатилетнего парнишку, но и умудрился сымитировать резкое ухудшение его здоровья, перевел его в инфекционное отделение и затем объявил о смерти больного. Он также вовремя нашел и спрятал документы с еврейской фамилией, придумав поэту новую русскую.

К концу войны, когда советские войска были на подступах к польскому городу Костшин, где был расположен концлагерь, фашисты решили расстрелять около трех тысяч узников, не подлежащих эвакуации. В это крайне напряженное время Синяков обратился к руководству концлагеря с просьбой не брать такой грех на душу, и его слова возымели действие: гитлеровцы просто покинули лагерь и узники дождались освобождения.

Многие спасенные отыскали Синякова после войны, общались с ним, и выражали свою благодарность как могли. Доктор был вознагражден вниманием и уважением своих пациентов. Но государство не удосужилось признать подвиг Георгия Синякова, ведь за ним, кроме спасенных жизней, был и “подозрительный плен”. 

Вспоминая об этом выдающемся человеке, хирурге, ученом через 70 лет, когда уже сменилось поколение и уходят свидетели тех событий, можно восхититься величием души Человека, который выстоял не только в экстремальных условиях, но и потом, в мирной жизни не потерял себя, продолжал жить, спасая людей и игнорируя все остальное. 


Автор: Анатолий Печенога
+ +1 -
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Рейтинг@Mail.ru
  • Яндекс.Метрика