«Ясень» же «Борей»: ВМФ получит 14 атомных подлодок



«Ясень» же «Борей»: ВМФ получит 14 атомных подлодок

Зачем российскому флоту столько дорогих АПЛ, когда нет авианосцев

С авианосцами у России как-то исторически не сложилось. Сейчас остался лишь один — ТАРК «Адмирал Кузнецов», который вроде как должен, наконец, выйти из затянувшегося ремонта. Скорее всего, этот тяжелый авианесущий крейсер станет в итоге не боевой единицей в составе флота, а учебным плавучим аэродромом для подготовки пилотов корабельной авиации — с перспективой на постройку новых авианосцев. С атомными подводными лодками (АПЛ) всё гораздо лучше. Как минимум потому, что они существуют, а ещё и активно строятся новые. 

Сейчас заместитель министра обороны РФ Алексей Криворучко анонсировал, что в ближайшие годы Военно-морской флот будет усилен 14 атомными подводными лодками. Речь идёт о АПЛ проектов «Борей-А» и «Ясень-М», которые завод «Севмаш» по заказу Минобороны должен передать ВМФ до 2027 года — по две подлодки в год. Это много или мало для поддержания обороноспособности страны на должном уровне? Дорого или вполне «съедобно» для военного бюджета, который расходуется и на другие вооружения? 

Сегодня в составе ВМФ России, согласно официальной статистике, численность субмарин составляет 62 единицы. Из них атомных подлодок, с баллистическими, крылатыми ракетами и общего назначения — 49, из которых в готовности выйти хоть завтра на боевое дежурство лишь 50 процентов. Остальные в ремонте, в процессе модернизации, что-то там меняют и усовершенствуют.

Никто вам точно не скажет, сколько же сейчас у России имеется АПЛ, в том числе действующих и находящихся на вооружении. Оперировать можно лишь теми, которые сошли со стапелей и поступили на флота в последние годы. Самые «свежие» АПЛ проекта 885 М «Ясень», нынешняя «Казань» и головная лодка «Северодвинск», которая уже несет боевое дежурство, — это лишь верхушка того огромного подводного айсберга, который представляют российские подводные силы. В большей степени достоверности можно сказать, что в советские времена было построено около (?) 250 подводных атомоходов. И заявленных сейчас в таком сравнении14 подлодок вроде как и немного по количеству, но по ударной мощи они могут одним залпом своих ракет уничтожить полмира. 

С ценой тоже нет особой прозрачности. Из заявленного известно, что АПЛ К-659 «Северодвинск» проекта 885 «Ясень» обошлась Минобороны в 47 миллиардов рублей (сейчас это порядка 602 миллионов долларов), а вот АПЛ проекта 955 «Борей» стоит заметно меньше — 23,2 миллиарда рублей (около 313 миллионов долларов). Впрочем, даже если эти цифры считать условными и корректируемыми (вероятно, что в сторону увеличения), то по сравнению со стоимостью новейшего американского авианосца «Джеральд Р. Форд», которая по официальным данным составила 17,5 миллиарда долларов (утверждают что сумма перевалила за 20 млрд.), это сущий пустяк. То есть взамен одного авианосца можно построить как минимум 20 АПЛ проекта «Ясень» и «Борей», каждая из которых способна отправить его на дно. Этим фактом, вероятно, и можно объяснить отсутствие у России авианосцев — мы любим дёшево и сердито. 



В США любят обсуждать тему последствий удара российского подводного крейсера типа «Борей» (по классификации НАТО SSBN «Borei») ракетами «Булава». Вот и портал We Are The Mighty («Мы — могущественные») смоделировал недавно ситуацию с одной только российской субмариной «Юрий Долгорукий», которая, даже находясь к западу от Гавайев, может атаковать Нью-Йорк. 

Компьютезированные янки высчитали наилучшую позицию для запуска ракет, способных преодолевать 9 тысяч километров (если точно — 9 300 000), местом которой оказался Мексиканский залив. Оттуда «Борей» сможет поразить все важные военные и коммуникационные центры на территории США. Отмечается, что каждая из баллистических ракет несет по шесть разделяемых боевых блоков мощностью свыше сотни килотонн, 96 боеголовок достигли бы десятки американских городов и военных объектов, суммарная мощность которых (более 9 тысяч килотонн) уничтожит сотни тысяч людей, десятки ядерных бомбардировщиков, подводных лодок и ракет, ограничив американские возможности реагирования. И все это — с одной только российской подводной лодки. 

АПЛ проекта 955 типа «Борей» в составе ВМФ РФ четыре — последняя из них в модернизированном виде (955А) К-549 «Князь Владимир» была передана Северному флоту (СФ) 12 июня нынешнего года. В планах до 2027 года, о чём и говорил сейчас замминистра Криворучко, постройка ещё шести таких стратегических ракетоносцев, два из которых — «Князь Олег» и «Генералиссимус Суворов» должны поступить Тихоокеанскому флоту в 2021 году. 

Из «Ясеней» в строю пока только одна упомянутая АПЛ «Северодвинск», зато в планах постройка 8 подобных подлодок проекта 885 М, оснащенных крылатыми ракетами «Оникс» (предполагается, что на них будут установлены гиперзвуковые противокорабельные ракеты «Циркон»). Две субмарины находятся в высокой степени готовности — К-561 «Казань» в 2021 году передадут СФ, а К-573 «Новосибирск» ТОФ. Остальные будут поступать в ВМФ с регулярностью по одной в год.

Но если планы — это всего лишь перспектива, хотя и совершенно четко обозначенная сроками, то и в нынешнем состоянии российский подводный флот вышел на уровень полноценного дежурства в Мировом океане. И слова Главкома ВМФ адмирала Николая Евменова о «поднятии планки» до советского ВМФ по уровню присутствия российских АПЛ во всем частях света, может свидетельствовать, что одномоментно в море находится порядка 10−15 атомоходов. Каждый из которых способен решать самостоятельные задачи по сдерживанию агрессии стран вероятного противника. А при необходимости и уничтожить все источники этой агрессии. 

— Наращивание оперативного темпа использования боевого подводного флота России — это очень позитивный сигнал, — считает политолог, эксперт по аналитической стратегии Александр Зимовский. — Следует, очевидно, напомнить, что на пике своего могущества советские подводные силы контролировали 70 процентов акватории Мирового океана. Разумеется, одним из главных условий осуществления столь эффективного контроля являлось систематическое пребывание кораблей и экипажей в море. 

Сейчас, с выходом на общую длительность походов российских подлодок в 3000 суток Россия может с полным правом констатировать восстановление своей стратегической ядерной триады. Почти 30 лет американцы господствовали в морских глубинах, но теперь это время уходит. Почему это важно? Потому что использование подводной компоненты сил ядерного сдерживания служит наиболее веским аргументом в стратегическом военном планировании. Здесь существует парадокс: атомный ракетоносный флот решает стратегические задачи. Но основой действия подводных морских сил является тактика. То есть осуществление постоянного патрулирования заданных районов. 

Американцы, кстати, постоянно держат на патрулировании до 77 процентов своих ПЛАРБ. Учитывая, что средний срок их пребывания в патруле составляет 72−90 суток и в год они делают, в общей сложности, свыше 30 патрульных рейсов, можно говорить, что в каждый момент времени до 10 американских атомных подлодок находятся на дежурстве.

Причём четыре из них — две в Тихом океане, и две в Атлантике, находятся в состоянии боевой готовности для нанесения ударов по назначенным целям — России и Китаю. В общем, это такие подводные «кошки-мышки», про которые рассказывал американский писатель Том Клэнси в своём бестселлере времён холодной войны «Охота за «Красным Октябрём». Клэнси, как водится, украсил свою книгу развесистой клюквой, рассказывая о службе и быте советских подводников. Однако тактику подводного патрулирования он изложил вполне себе грамотно. 

Если же исключить беллетристику, то парадокс, лежащий в основе применения атомной подводной лодки с ядерным оружием на борту, в том, что она может произвести эффективный прицельный пуск только один раз, залпом. Разумеется, если лодка снаряжена шестнадцатью ракетами, то технически она способна произвести 16 пусков, что называется, «одиночными». 

Однако первый же одиночный пуск ставит крест на скрытности нахождения ракетоносца. И грозная боевая единица превращается в мишень. А дальше смена позиции, бегство, маневрирование, и в результате дальнейшая боевая эффективность стремится к нулю. Таким образом, основной задачей является скрытый выход на позицию для точной стрельбы, прорыв прикрытия, осуществляемого кораблями, авиацией, спутниками и гидроакустическими системами противника. А это тактика. 

Отсюда необходимость постоянного патрулирования морских районов подводными силами ВМФ России. Лодки выходят из своих баз, участвуют в маневрах для отработки совместных действий с другими силами флотов, проверяют системы боевого управления. Просто потому что в момент, когда наступит знаменитое время «Ч», на каждой расчётной стартовой позиции в Мировом океане будет находиться наша субмарина — «Ясень» или «Борей».

+ 0 -
Наш канал в Яндекс Дзен

Новости партнеров:


  • Рейтинг@Mail.ru
  • Яндекс.Метрика