В Киеве почувствовали запах «жареного»



В Киеве почувствовали запах «жареного»

Украинская ГТС пустеет: новые российские газопроводы отбирают транзит и заставляют забыть о политике и думать об экономике

Объем транзита российского газа через Украину в 2020 году сократился на 38% и составил 55,8 миллиарда кубометров, сообщил руководитель компании «Оператор ГТС Украины» Сергей Макогон в колонке для украинского издания «Экономическая правда». 

«С одной стороны, „Газпром“ заплатил за мощности в размере 65 млрд м3, потому что в контракте Украина добилась присутствия нормы „качай или плати“. С другой, это наименьший показатель за последние 30 лет», — отметил он. 

По его словам, «даже в 2014-м, когда „Газпром“ прилагал все усилия для снижения поставок газа в ЕС, чтобы не допустить реверса газа из Европы в Украину», транзит через Украину составлял 62 млрд кубометров. Как пояснил Сергей Макогон, при проектной мощности газотранспортной системы в 146 млрд кубометров транзита это означает загрузку ГТС менее чем на 30%. 



Руководитель «Оператора ГТС Украины» считает, что угрозой для украинского транзита является не только «Северный поток — 2» (завершающий этап строительства в территориальных водах Дании должен начаться 15 января), но и «Турецкий поток» с его продолжениями через Болгарию и Сербию.

«Это может привести к потере транзита до 15 млрд м3 — объемы, которые раньше шли в Венгрию, Сербию и Хорватию», — констатировал он. 

Сожаление руководителя украинской компании вызывает то, что другие российские добывающие компании или поставщики из Средней Азии не могут экспортировать газ в Евросоюз через Украину. В то же время он понимает, что если существенно не изменятся спрос в Европе или геополитика в регионе, то объемы транзита в 90−100 млрд кубометров маловероятны. 

Транзит российского газа через Украину осуществляется по соглашению, достигнутому в декабре 2019 года. Оно действует до конца 2024 года и гарантирует 65 млрд кубометров в 2020-м и по 40 млрд кубометров в 2021—2024 годах. В январе этого года «Газпром» снизил транзит на 50 млн кубометров в сутки по сравнению с декабрем. 

«Газпром снизил транзит газа через Украину с ~180 млн в сутки (конец декабря) до ~130 млн в сутки (начало января)», — написал ранее на своей странице в «Фейсбуке» Сергей Макогон. 

При этом заверил, что «ГТС Украины» готов обеспечит больший объем, если будут заявки от «Газпрома».

Между тем, «Газпром» с 1 января 2021 года начал поставки газа в Сербию, Боснию и Герцеговину по новому маршруту. Как сообщает пресс-служба российской компании, из России газ транспортируется по «Турецкому потоку», далее по территории Турции, затем по национальной газотранспортной системе Болгарии поступает в Сербию, где распределяется и подается потребителям Сербии и Боснии и Герцеговины. 

«Турецкий поток» — это современный, эффективный и надежный газопровод, востребованный европейскими потребителями. Число стран Европы, которые с помощью «Турецкого потока» получают российский газ, выросло до шести. Теперь, наряду с Болгарией, Грецией, Северной Македонией и Румынией, такую возможность себе обеспечили Сербия, Босния и Герцеговина", — сообщил председатель Правления ПАО «Газпром» Алексей Миллер. 

По его словам, с начала эксплуатации «Турецкого потока» его загрузка выросла в 2,2 раза, а для европейских потребителей — в 2,5. 

Завотделом Института энергетических исследований РАН Вячеслав Кулагин считает такое падение транзита через Украину ожидаемым. 

— С одной стороны, есть контракт на прокачку газа, в котором зафиксировано снижение объемов прокачки. С другой стороны, сказались особенности 2020 года: не просто сократился транзит, но и снизился экспорт газа из России в Европу. 

При этом отмечу, что если брать 2019 год, то экспорт планировался более позитивный, и Россия планировала более высокий транзит, что и было прописано в контрактных обязательствах. Украина получила меньший объем транзита, то есть не докачала, но деньги из-за условия «качай или плати» получила.

Естественно, это является фиксацией текущей ситуации, когда в приоритете более экономически эффективные маршруты как за счет тарифа, так и за счет контрактных условий по этим маршрутам. 

«СП»: — Насколько оправданы опасения Макогона в отношении российских газопроводов, которые он считает главными конкурентами украинской ГТС? 

— Понятно, что «Северный поток — 2» еще не введен, но уже заработал «Турецкий поток», через который прошла часть объемов. Да и те объемы, которые показала Украина, пришли благодаря декабрю: похолодало и объем прокачки был более высокий. Иначе данные (по транзиту — ред.) были бы еще ниже. 

Снижение ожидаемо, но украинская сторона прекрасно понимает, что это позитивный год по транзиту по сравнению с тем, что будет дальше. Далее снижение будет больше, как и записано в контракте. Те объемы, которые проходили в 2020 году через украинскую ГТС, частично пойдут через южное направление. Это мощности, которые в конце года были запущены в развитие «Турецкого потока». И по северному направлению после ввода «Северного потока — 2» ожидается также переключение на этот маршрут, так как тариф по нему существенно благоприятнее, чем по украинскому маршруту. 

«СП»: — Как это отразится на Украине и ее ГТС, будет ли она востребована? 

— Здесь возникнут новые задачи для Украины, которые придется решать по части ГТС. Сейчас же у нее более актуальные вопросы. По требованию МВФ страна приняла решение о либерализации рынка, переходу на рыночные принципы ценообразования. Однако накануне было заявлено, что от этого временно придется отказаться и вернуться к регулируемому тарифу, поскольку в этот холодный период на всех биржах — и европейских, и азиатских — идет рост цен на газ. Так как Украина получает газ не напрямую из России, а с европейских бирж, то это сильный рост цен для украинских потребителей. 

Но если ценовое регулирование вернется и цены будут ниже рынка, то кто-то это должен компенсировать. И здесь вопрос — кто источник денег? Во все времена таким источником была как раз плата за транзит, и эти деньги направлялись не на модернизацию ГТС, а на покрытие «дыр» на внутреннем рынке, на обеспечение благоприятных цен. И тут тоже возникает вопрос — а что будет с самой ГТС? Даже те деньги, которые сейчас платятся (за транзит — ред.), будут оттянуты на другие нужды. Понятно, что сложная экономическая ситуация, но тут возникает вопрос к дальнейшей способности ГТС обеспечивать те объемы прачки, которые она обеспечивала до недавнего времени. 

«СП»: — Европейские компании явно опасаются американских санкций, несмотря на заверения властей ряда стран ЕС поддержать бизнес. На днях появилась информация о выходе из проекта датчан. Удастся ли противникам «Северного потока — 2» остановить проект? 

— Были разосланы письма от американской администрации с предупреждением, но при этом с юридической точки зрения ситуация этой недели ничем не отличается от ситуации двухнедельной давности. Фактически это просто письма-уведомления и не более. Все прекрасно знали про конфигурацию американских санкций, которую заложили в оборонный бюджет и к ним готовились. Ничего нового в этой части не произошло, проект продолжает реализовываться. На компании, на которые ранее ограничения напрямую не налагались, сейчас ограничения могут быть наложены, они могут проинформировать, что напрямую с проектом работать не будут, но это всё было заложено в сценарий еще в прошлом году. 

Есть суда, которые готовы к строительству. Оно велось в декабре. Сейчас должно продолжится в датских водах. А если есть суда, оборудование и это не подвержено санкциям, то можно спокойно строить. Тем более что следующий целевой горизонт — это осенне-зимний период уже 2021−2022 года. До этого особой потребности в этих мощностях нет, поэтому можно спокойно достраивать и вводить газопровод. 

Сейчас, конечно, придётся из-за погоды аккуратно проводить все работы. Далее встанут вопросы сертификации, страхования и другие, которые надо решить, договариваться по ним параллельно с достройкой, а далее вводить в эксплуатацию и работать. 

При этом к позитиву можно отнести, что новый президент США заявил о планах тесно сотрудничать со своими партнёрами, союзниками, принимать решения совместно. А Германия и Еврокомиссия достаточно четко высказали свою позицию — газопровод должен быть построен и введен в эксплуатацию. Думаю, эта позиция повлияла и на те исключения, которые появились в новом санкционном пакете в отношении «Северного потока» и появились варианты решения проблем. Компромисс можно достичь. 

Украине пора перестать думать о том, как ставить палки в колеса и что-то ухудшить, а думать, как сделать предложение транзита через свою ГТС более комфортным, чем альтернативные варианты, искать варианты конкурентоспособной работы на рынке. Тогда могут быть взаимоприемлемые решения, потому что в стране есть мощные системы ПХГ и ГТС — хотя со времен СССР они не развивались — которые находятся в непосредственной близости к Европе. Сейчас есть выбор: либо просто их похоронить, либо использовать экономически привлекательно. Но тут надо забыть о политике, а выстраивать экономические конфигурации.

Источник
+ +1 -
Наш канал в Яндекс Дзен

Комментарии:


Новости партнеров:


  • Рейтинг@Mail.ru
  • Яндекс.Метрика